Cerebro

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cerebro » Реверро » Мост


Мост

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

- Вот ты о чем... - почти прошептала Ледяная, снова бросив взгляд в низ. И пожала плечами. Пускай смертные знают, что они тут. Пускай знают, что за ними следят. Пускай расценивают, как хотят. Как хороший знак, или плохой. Как возможную помощь, или возможный гнев. Или природную аномалию, или магию. Как угодно. Ей до этого не будет дела. Ей не суждено управлять из мыслями и чувствами. Хотя мнение Феникса о возможно суматохи и половничестве было принято к сведению. Но и убрано на задний план. Смертным сейчас должно быть не до этого.
"Если понимают, то они действительно заслуживают смерти. Быстрой и безболезненной, но смерти. И скорейшего перерождения, чтобы более никто не шел этим путем. И не строил никто больше козней против других. как-будто нам мало трех сторон."
В слух Хрмони ничего не ответила, решив более не развивать тему о Шеррарде и его приспешниках.
Реакция на резкое и тотальное разрушения мировоззрения просто обязана быть забавной.
- О, думаю она должна превосходить все возможные ожидания. - Дух кивнул. В белых глазах мелькнули бледно-голубые крупицы, намекавшие на веселье. Хармони чуть ли не хихикнула от этих мыслей. Воистину забавно.
- Какие у тебя мысли по поводу убийства?
- Ты Феникс, озвучил почти все, что думаю я. - отозвалась Хармони, задумчиво оглядывая огненную птицу. - Добавить к этом мне почти нечего. Я восхищаюсь убийцой. Его мастерство, несомненно, заслуживает уважения, - Хармони умолкла, на мгновение, резко вскинув голову. Синеватая грива разлетелась в стороны, прекратив закрывать глаза.
- С другой стороны, я переживаю о том, что может начаться война. - Ледяная снова умолкла, бросив беглый взгляд в низ. - Не могу сказать, что я сильно переживаю за смертных. Их час рано или поздно наступит. Но мне, все же, будет не по себе, если кровь будет литься реками. - Дух шумно выдохнул, отчего в воздухе появилось облачко инея.
- Также, новый король, - слово было произнесено довольно брезгливо, - по-моему мнению, будет что-то менять в Арландрии, что тоже не обещает быть верхом положительной стороны.

0

22

Замешательство. Это чувство он ненавидел.
Мысли, как пугливые птицы, метались в голове, ударяясь в новую и новую преграду, от чего на мгновение Тхаару показалось, что шерсть на макушке движется.  В горле пересохло, появилось ощущение осевшего на нем песка, будто бы лис наелся грязного снега. Замешательство сменилось страхом.
Этот страх был ему знаком. Непроизвольный, как подрагивание уха, когда насекомое касается его лапками. Неконтролируемый, как бурчание в желудке.  Страх того, что он запутался. Страх ударить в грязь мордой перед самим собой, боязнь не найти выход.
Что бы напиться и хоть немного унять мозговой беспорядок, лис мелкими шажками двинулся в тёмное пространство под мостом. Здесь, наконец-то обретя тишину и покой, он медленно пил освежающую воду ручья, вдыхая влажный от тумана воздух, аромат прелой листвы и мха.  Здесь можно собраться с мыслями. Сев у кромки воды, упоённый слабым свечением, переливающимся фиолетовым и бирюзовым, там, где туман чуть сгущался, Тхаар наконец понял, что он всего лишь увидел своими глазами то, что рассказал ему воин. Ни больше, ни меньше.  Лис так и не смог ответить на терзающие по дороге сюда вопросы «что?» и «кто?». Ему казалось, что к разгадке он не приблизился ни на шаг.
Глупый щенок, мнящий себя царём зверей! С жаром ударив лапой по медленно бегущей глади ручью, будто он в чём-то виноват,  белоснежный лис резко встал. Даже если мне придётся начать всё заново, я это сделаю.
Для начала нужно было проверить теории, пришедшие на ум  ранее. Действительно ли убийца (или его подельник) был здесь, и скрылся ли он в портале?  Тхаар огляделся и зачем-то прислушался, будто надеясь, что кто-то выскочит из портала или даст о себе знать. Под лапами так же не было никаких следов, но их могла смыть вода, да и берег был каменистый – никаких отпечатков. Камни переходили в рыхлую землю, впитавшую в себя многочисленные запахи уже прошедших по ней. Но все они были слишком сильны. Нужно было искать самый слабый и еле уловимый.  Тхаар был уверен, что неизвестный был здесь ещё до прихода ищеек, а значит почти сутки назад. Выбравшись из под моста и почти зарывшись носом в рыхлую землю, белый медленно бродил кругами, пытаясь хоть что-то уловить, что-то, что привлекло бы его внимание. Задача была не из лёгких – он был плохеньким поисковиком, и нюх его был настроен больше на выискивание и различие трав, которые, всё же, лекарь привык различать больше по внешнему виду и структуре. Но уж отличить кошку от волка и арландрийца он подземного он мог. 
Повсюду беспорядочные следы адландрийцев. Их запах, казалось, начал разъедать нос.  Лёгкая примесь подземных и каких-то одиночек, прошедших здесь совсем недавно.  Арландриец, снова арландриец и снова и снова. Тхаар презрительно чихнул, подняв облако пыли. Виски начинало давить. Либо короля отравил его же подчинённый, либо я дурак и ничего не найду. Шумно выдохнув и потерев лапой нос, пытаясь освободить его от осевшей пыли, лис снова прильнул им к  земле.  Но вдруг он уловил какой-то смутный запах, не похожий на остальные, но, несомненно, принадлежащий тому же виду, что король Арландрии и сам Тхаар. Лекарь закрыл глаза и словно нырнул под воду, отдаляясь от шорохов и голосов внешнего мира, инстинктивно двигался по дорожке, которую незримо оставляет запах. Как луковицу, он старался аккуратно  очистить пойманное от лишнего, от ненужной шелухи, стремясь получить сердцевину. Волк или лис? Лис или собака? Сам того не замечая, белый несколько раз обошел вокруг тел, ведомый частичками пойманного запаха. Здесь он окончательно смешивался с другими, и невозможно было понять откуда берёт своё начало. 
Ему виделось, как кто-то волкоподобный несколько раз обходит тела, на секунду останавливается, вынюхивая что-то у каждого из них, исследует траву, землю, деревья, буквально всё, а потом уходит в туманный портал под мостом.
Наконец освободившись от своего вакуума и вернувшись в реальность, Тхаар обернулся к мосту.
Он вёл себя скорее как сыщик, чем как убийца. Возможно,  я иду по ложному следу... Или же это была лишь уловка, что бы снять с себя подозрения?
Но Тхаар не мог так просто отказаться от этой теории, отбросив её лишь потому, что она была сомнительной. Слишком уж его привлёк этот новый запах, не похожий на остальные здесь.
Тот самый загадочный Красный орден? Возможно. По слухам, их методы весьма изобретательны. И, возможно, яд родом из Церры – края пустынь и огня.
Тхаар невольно поёжился при мыслях об обжигающих нос испарениях и сухом воздухе, о песке и вулканах. Внезапно ему захотелось обратно в земли Кайлоу, зарыться в снег и утонуть в свежести. Только бы подальше от этого тошнотворного смрада арландрийцев!  Видимо, он так замечтался о доме, что на секунду белому почудилось родное дуновение морозной вьюги, что приятно покалывает снежинками и теребит шерсть. Поняв, что он застыл с тупой улыбкой на морде, лис тряхнул головой, стараясь унять нахлынувшую ностальгию. 
Итак, Церра. Почему именно это место пришло ему на ум? Жарко так, что на песке можно легко обжарить кофейные зерна, так часто употребляемые патрульными для поднятия тонуса и бодрости. Достаточно редкий для его краёв, но популярный в последнее время товар. Лекарь чувствовал запах кофе из пасти воина накануне или же… Опустив глаза на три бездыханные тушки, он понял, почему здесь он так безнадёжно потерял след. Слишком сильный запах кофейных зерен. Тот, что способен перебить любой другой. Но кофейные зёрна не могут никого убить.  Могут пострадать сердце и нервная система, но доза должна быть поистине лошадиной. Быть может, здесь была какая – то смесь? Опустив голову и почти засунув нос в пасть мёртвого короля, ничуть не смущаясь этого, белый с шумом втянул воздух. Задержав дыхание и затем выдохнув, лис различил легкие нотки полевых трав.  Но что-то было ещё.  Неизвестный запах. Пугающий и завораживающий.  Уникальный по структуре.
Тхаар снова и снова втягивал воздух носом, затем прошел по мосту к найденной ранее лужице рвотных масс, но всё безуспешно.  В горле стояла горечь неизвестной смеси. На секунду Тхаар испугался, что вдохнул слишком много, да и голова начинала гудеть. Не чересчур ли он увлёкся изучением этого неизвестного яда?  С ужасом думая о своей неосмотрительности, лис уже было решил вновь вернуться под мост и на всякий случай прочистить желудок.
Хм, неужели на расследование бросили ещё и лошадей?  Подняв бровь, Тхаар проследовал взглядом цепочку следов непарнокопытного, удаляющихся к реке Телле.  Королевская семья загоняла здесь добычу полным составом?  Матушка рассказывала, что когда-то полупереваренные остатки травы из желудков оленей использовали как абсорбент, вытягивающий яды из организма. Могли ли арландрийцы знать об этом?
Следы лекаря совсем не привлекли. Пес его знает, что здесь могла делать лошадь. Может это всего лишь  Скай, пришедшая забрать души убитых в пантеон.
Жуя побег осоки, что бы заглушить горечь в горле, лис поставил в своём незримом списке лишь одну галочку - "кофейные зерна". Последний запах он не мог отнести ни к одному из знакомых, будь то животное или растение, однако его фактура цепко засела в памяти - при встрече не ошибёшься. Остались полевые травы. Сколько их было в смеси можно было определить лишь примерно, ведь они так похожи, особенно в сухом виде. Гусиный лук? Пижма или Таволга?
Нужно вернуться в аптеку и перебрать имеющееся. Быть может это поможет в определении.
Тхаар беглым взглядом ещё раз осмотрел площадку у моста, и не увидев ничего нового, обычной для него лёгкой рысью устремился по тропинке, по которой пришел.
--------->Дремучий лес

Отредактировано Thaar (09.02.2016 12:00:42)

+1

23

Феникс внимательно выслушал слова Хармони. Когда она сказала, что разделяет мнение пернатого, тот испытал легкую радость от нахождения единомышленника. Конечно, вряд ли согласие бесплотной поможет ему в будущем, но осознание факта, что он не одинок в своих размышлениях, вселяло некую уверенность. Все-таки, каждому мыслящему существу, независимо от того, как усердно оно доказывает собственную независимость, хотелось чувствовать поддержку в начинаниях. А мир слишком сложно устроен, чтобы можно было точно предугадать, каким именно образом отдельная деталь повлияет на происходящее.
- Не думаю, что кому-то искренне хотелось бы войны, - тихо, но отчетливо произнес Феникс мрачным голосом, опустив голову и устремив нахмуренные глаза со вспыхнувшими в них тонкими ярко-желтыми огоньками куда-то вниз. – Быть может, Арландрия хочет войны, чтобы обратить всех в свою веру, или Красный орден хочет войны, чтобы искоренить правоверие. Но едва ли их жители желают бросать свои тела в бой и получать раны. Уверен, и те, и те предпочли бы бескровное уничтожение соперника, если бы, скажем, была возможность убедить его в своей правоте и сделать союзником. Но Арландрия и Орден давно превратились в идею, которая подминает под себя всех, до кого может дотянуться, действуя практически независимо от мнения своих винтиков. И если кто-то говорит, что с радостью готов убить или умереть за свою страну, то эти слова звучат лишь потому, что в сложившейся обстановке нельзя думать иначе, - орел тяжело выдохнул, погасив танцующее в его глазах пламя. – Прости, меня куда-то не туда понесло, - птица смущенно подняла голову, мгновенно переменив тяжелый тон диалога на легкий и непринужденный, - строю из себя прокля́того философа. Как ты и говорила, не будем о грустном. Спасибо за разговор, - огненный сокол тепло улыбнулся и прищурил светящиеся добродушием глаза.
Бессмертный не знал точно, закончится ли на этом их диалог или нет. В любом случае, он был благодарен за ту часть, в которой духи обсудили убийство, да и после высказывания своих мыслей в пламенной груди стало намного легче: приятно найти кого-то, кто готов тебя выслушать.
Затем Феникс вытянул шею, с любопытством глядя вниз.
- Горе-сыщики стремительно разбредаются, - весело заметил он, не обращаясь конкретно к Хармони, но просто озвучивая свои мысли, может, даже для самого себя, - кажется, пока что у них все идет хорошо. Если так же ловко сумеют связать в своих головах все улики, они достаточно быстро поймают убийцу, - орлан выдержал короткую паузу. - Что ж, с воплощением одной из своих задумок в жизнь я опоздал, но у меня есть еще, - огненный ухмыльнулся и перебрался на несколько веток ниже, по-прежнему держась на безопасном расстоянии от земли.
Он внимательно осмотрел оставшихся, медленно переводя взгляд с одного тела на другое. Один из зверей особенного заинтересовал духа, а именно – собака шоколадно-белого цвета, на фоне остальных выглядящая небольшой. Пернатый и сам не знал, почему Гремори (он не знал даже этого имени) приковала к себе его внимание, - может, просто тихий шепот внутреннего голоса дошел до разума птицы. Она, как и все, ходила вокруг трупов, обнюхивая их и занимаясь тщательными, но, судя по всему, тщетными поисками улик. «Если она до сих пор не ушла, значит, поиски еще не увенчались успехом», - заключил Феникс. Впрочем, он намеревался это исправить.
- Будь благосклонно, Церебро, и помоги мне осуществить мои замыслы, - едва слышно прошептал пламенный сокол, словно молясь творению вселенной, которое явно превосходило его в силе, а затем сконцентрировался, стараясь овладеть разумом своей «жертвы».

+1

24

Хармони размашисто махнула хвостом, заслышав мрачноту в голосе Феникса. Может, он и был прав. Только вот Красный орден вряд ли будет верным союзником. Рано или поздно он пойдет по пути войны. А Арландрия... НУ, время покажет.
- Ты сам сказал, что фанатики могут натворить все, что угодно. - мрачно, в тон Огненной птице, отметила Ледяная, недовольно поведя головой и фыркнув. - Так что Орден вполне может начать войну наплевав на жертвы. Они там видимо все не дружат  с головой. А вот в Арландрии может и есть те, кто не пойдет слепо за предводителем. Но, на смертных можем влиять не только мы. Они угрожают друг другу, шантажируют, обманывают и предают. - Хармони говорила равнодушно. Что ей было до этого? Да ничего, собственно. Так было, так есть, и так будет всегда. Можно жалеть об этом, обливаться чувствами, болью, негодованием, сочувствием, и прочими, только смысл в этом, как с козла молока. Лично она уже наведалась этого с лихвой, что уж говорить о Фениксе. Он жил дольше нее, умирая и возрождаясь вновь. И видел не одну войну, и не один павший клан или же братство. А может и сам был зачинщиком не самых лучших событий.
- Ничего страшного, Феникс. Всегда рада поболтать с братом-Духом. - Ледяная постаралась высказать это тепло, но, как обычно, получилось так себе. С другой стороны, её это мало волновало, как и Огненную птицу, что уже поскакала по веткам ближе к смертным. Дух покачал головой, наблюдая за собратом. Мда, ничто не изменит Феникса. Ни смерть, ни жизнь (ни своя, ни чужая), ни время. Может, оно и к лучшему.
Огненный Дух будет всегда действовать по настроению. Остается радоваться, ведь сейчас Феникс был, вроде как, не злобен.
Меж тем, тот лис, за которым Хармони наблюдала больше, чем за всеми остальными, начал уходить.
Ледяная полетела за ним, пытаясь вспомнить, как же зовут белого зверя. Попытки были тщетны. В голове не всплывало ровным счетом ничего. Это раздражало. Почему она не может вспомнить?

-- > Дремучий лес

+1

25

На мгновение Фениксу показалось, будто его тело рассыпалось пеплом, но уже через секунду оно вновь «восстановило» форму, которая была довольно непривычной на этот раз. Дух поморгал новыми глазами, смотря на мир с необычного ракурса. Нос на вытянутой морде перекрывает половину обзора, длинные мохнатые лапы, земля совсем рядом, обилие четких запахов и звуков… получилось! Ощущения от пребывания собакой были, конечно, весьма необычные, но ведь использование в свою пользу именно этих ощущений и было изначальной целью маленького внетелесного путешествия, верно?
Пламенный сокол заставил мохнатого зверя покрутить головой, осматривая с его точки зрения окружающее пространство. Птица порадовалась тому факту, что сыщиков вокруг почти не осталось, так как отвлекающих факторов теперь намного меньше, чем могло бы быть, но, с другой стороны, это означало, что все следы, какие могли указывать на убийцу, уже успешно затоптали. Также орлан в очередной раз убедился, что его зрение значительно лучше, чем у представителей семейства псовых, и это заставило его испытать легкую, почти беспричинную гордость за свой вид.
- Так, нужно повнимательнее все осмотреть, - не слишком громко пробормотала Гремори, пытаясь убедить немногих оставшихся в том, что она до сих контролирует свои действия. Впрочем, они едва ли что-то заметили, ведь вселение происходило безо всяких побочных эффектов, но бессмертный, все-таки, старался с самого начала максимально вжиться в роль.
Несколько странных, неловких шагов в сторону притихшей королевской семьи потребовалось, чтобы разобраться, как вообще двигаются эти странные существа. Феникс достаточно быстро освоился с управлением, в чем, несомненно, помог предыдущий опыт вселения в четвероногие создания, хотя производимые движения по-прежнему казались ему крайне странными. Огненный почти никогда не ходил по земле. Как правило, для перемещения возрождающийся из пепла использовал крылья или телепортацию, а лапы, по его мнению, были нужны исключительно для того, чтобы хвататься за ветки деревьев или же удерживать равновесие на ограниченных гравитацией зверях в те редкие моменты, когда он катался на их спинах.
Феникс заставил собаку склонить голову над трупами, словно посмертно выражая им свое почтение, и втянуть носом воздух, считывая запахи. Множество витающих вокруг ароматов мгновенно заполонили мозг вечно горящего. Неприятный, впитавший и сохранивший нечто, на интуитивном уровне определяющееся, как арландрийское, отдающий мертвечиной запах исходил от недвижимых тел, разнообразнейшие, не такие стойкие, но явно более свежие струйки парили вокруг, уносимые в сторону малейшим дуновением ветерка. Влажный кончик носа ткнулся в самую шерсть короля. Хлынувший внутрь чувствительного детектора аромат едва не заставил одержимую чихнуть, но, по крайней мере, пламенный орел теперь точно знал, как пахнут арландрийцы.
«Хорошо, рассуждаем логически. Помирая от яда, семейка вряд ли решила бы устроить тройные объятия и лечь на таком близком расстоянии друг от друга. Лично я бы, наверное, в страхе со всей скорости зарядил в строго противоположную сторону от только что откинувшегося родственничка, если бы был смертен и понял, что нашу общую еду отравили. Значит, убийца должен был перетащить сюда тела и оставить на них свой запах. С другой стороны, если его еще не нашли, более вероятно, что убитые сложились рядом по доброй воле, а он вообще не притрагивался к их тушкам. В таком случае, интересно, смогу ли я вообще вычислить запах преступника? Может, он приходил проверить тела, и оставил где-то свой след, но тогда его уже наверняка затоптали, так что с моим «богатейшим» опытом ищейки шансы отыскать его довольно малы. Впрочем, возможно, запах яда окажется достаточно сильным, чтобы пристать к шерсти убийцы, и чтобы я сумел выделить его среди всех остальных.»
Контролируя тело Гремори, словно безжизненную марионетку, которую дергают за тонкие нити, Феникс заставил ее подойти к волку со стороны головы и приблизить к нему голову. Залезать мордой прямо ему в пасть было, определенно, не лучшей идеей, но, подавив в себе брезгливость, дух приблизил нос своего нового сосуда к губам мертвого правителя. Как следует разобравшись в ощущениях и стараясь игнорировать мысли из разряда: «Фу-фу-фу, какая мерзость, что же я творю…», - сокол отдернул собачью морду и тщательно осмотрелся. С более близкого расстояния он надеялся заметить или почувствовать что-то, что мог пропустить, высокомерно оглядывая место преступления с дерева. В конце концов, найти существо, живущее на земле, можно только точно так же ходя по земле, или хотя бы просто общаясь и наблюдая за земными жителями, но это был запасной план, - по крайней мере, пока остается возможность глядеть на мир чужими глазами.

+2

26

Hijack обходит вокруг тел. Уловив одну из цепочек, он движется под мост и исчезает в туманном портале.
[Вывод персонажа из игры]
Тем временем у моста появляются двое лекарей из Арландрии, к которым вскоре присоединяются ещё четверо, несущих в зубах большие листья какого-то дерева. Сделав последний осмотр, лекари подают знак четверке. Те аккуратно поднимают тела и укладывают на листья. Похоронная процессия медленно уходит прочь через мост - вглубь земель Арландрии.

0

27

Изо рта короля исходил странный запах. Какие-то травы, кофейные зерна… Феникс надеялся различить своим новым носом что-нибудь из ингредиентов, но нет, все эти тонкие переливы ароматов были слишком незнакомыми, чтобы их можно было опознать. «Я буду вселяться в смертных просто ради того, чтобы нюхать травы и знать, чем они отдают, -» несколько обиженно подумал пламенный сокол, стараясь подавить недовольство. «Мне бы хотелось узнать точный рецепт этого яда. Не уверен, что когда-нибудь пущу его в ход, - скидывать неугодных с большой высоты, все же, намного веселее, - но он определенно нужен мне хотя бы ради того, чтобы занять место на воображаемой полке моих знаний о различных растительных смесях. Задатки алхимика дают о себе знать: я ведь хотел научиться готовить какие-нибудь зелья и лекарства или хотя бы просто выучить свойства трав. А яду я мог бы найти еще какое-нибудь применение, кроме как заталкивать его в еду ничего не подозревающим смертным. Поделиться с кем-нибудь его рецептом, наводить ужас на стаи… есть множество вариантов использования полученной информации.»
Не сумев выудить еще что-нибудь полезное из разглядывания и обнюхивания трупов, огненный орел заставил свою марионетку описать несколько кругов рядом с ними, исследуя местность. Чей-то слабый запах повторялся с удивительной частотой, словно неизвестный зверь некоторое время патрулировал территорию, охраняя спокойствие королевской семьи.
«Кажется, я недооценивал способности этой маленькой собачки. У нее удивительно чуткий нюх. Даже я, раньше не занимавшийся ничем подобным, прекрасно различаю и выделяю нужные мне запахи. Возможно, это что-то вроде того, как если бы слепому от рождения дали новые глаза, и он боялся, что так и не сможет ничего разглядеть, но, нет, глаза-то все прекрасно видят, а ему остается лишь удивляться. Так, возвращаемся к безмолвному патрульному. Рассуждаем логически: раз запах такой слабый, значит, был оставлен тут довольно давно. Ну и что этот зверь забыл здесь в то время? Мог ли это быть убийца? Сомневаюсь. Или это один из самых ранних следователей, или ищейки Арландрии настолько тупые, что, добравшись до места преступления, начали бесцельно бегать вокруг и орать: «О нет, королевскую семью убили, что же нам делать!», - но при этом так и не додумались взять след убийцы. В любом случае, пока что это единственная зацепка, которая у меня есть, и выбирать не приходится.»
Попытавшись разобраться, в какую сторону вообще идут следы, бессмертный, скорее по счастливой случайности, нежели благодаря пониманию ситуации, нашел выход из запутанных кругов и засеменил под мост. Где-то там, в углублении рядом с Туманом, орлан обнаружил частички необычной шерсти. «Так-так, а это что? Ого. Как она здесь очутилась? Учитывая, как легко я нашел почти выветрившийся след, я должен был обнаружить и какие-то зацепки пребывания здесь владельца этих волосков. Но у меня нет ни малейших идей, как эта шерсть тут появилась.» Все происходящее казалось неимоверно странным, неестественным. Если раньше у Феникса закрадывались лишь скромные подозрения о причастности магии, то теперь он был абсолютно уверен: Церебро в очередной раз преподнесло своим обитателям нечто неизведанное. Полный решимости как минимум приблизиться к раскрытию тайны, он уверенно шагнул в портал, куда вел внезапно обрывающийся след.

0

28

Персонаж Феникс (в образе Гремори) пользуется порталом.
Воздушный поток поднимает тело собаки и несёт сквозь светящийся бирюзово-фиолетовым туннель. Путешествие было совсем недолгим, и Феникс даже не успевает насладиться полётом. Ощутив мягкую поверхностью мха под лапами, он понимает, что прибыл на конечную остановку.
Портал перенес  Феникса в Старую лекарскую

0


Вы здесь » Cerebro » Реверро » Мост