Cerebro

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cerebro » Кайлоу » Предгорья


Предгорья

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s1.uploads.ru/ODwvE.jpg

В этом месте пролегает граница между Кайлоу и Реверро. Считается, что все, находящееся до озера и горного хребта - это Реверро, а все, что после - Кайлоу.
Туман здесь находится после каменной насыпи у горного хребта. До него еще надо добраться, ведь каменная насыпь - очень ненадежный грунт.
Дорога вперед: Дорога к Кайлоу от Реверро
Дорога назад: Дремучий лес

0

2

Этой ночью мне приснился странный сон, после которого я уже не смогла заснуть.
Из глубин моего сознания появился жирный дождевой червь, разделённый на две половины. Одна из его частей – та, где была голова, - недоуменно взирала на отрубленный хвост, что в мучениях извивался каждым из своих красноватых колец, желая воссоединиться с отрубленной частью.  Хвост знал о горестности своего положении, о своей скорой смерти. Знала об этом и голова. Знала она и о том, что её жизнь возможна без него. Способна ли была голова к жалости?  Хотела ли она видеть последнюю судорогу некогда своей части тела?
Сон отпустил меня из объятий. Я не чувствовала страха: сердце ровно стучало в груди, уши так же были спокойно устремлены в тишину ночи. Я вышла из своего укрытия и села на ровную площадку, подняв морду к ночному небу. Холодные звёзды безучастно смотрели на меня.  Спросив у них, было ли это знамение, я не получила никакого ответа. Ни одна из сверкающих в черноте неба искр не подмигнула мне, не старалась кивнуть в ответ на мои вопросы.  Я терпеливо вглядывалась в их лица и ждала, но они были безмолвны, а затем пропали. Их сменил на небесном посту другой часовой, ничего не знавший о нашей с ними тайне. 
Солнце сонно выглянуло из-за хребта, не желая расставаться с тёплым одеялом предрассветной дымки. Падающий крупными хлопьями снег, казалось, заставил его ещё сильнее задуматься  стоит ли сегодня выходить, но  преодолев  сонливость, часовой всё же решил приступить к работе. 
Поздоровавшись с ним и поблагодарив за чудесное утро, я отправилась к месту встречи близ озера. Сон всё ещё живо стоял перед глазами, но мне не хотелось сейчас распутывать клубок мыслей, который он завязал узлами и небрежно швырнул в мою голову.  Сегодня будет плодотворный день! Откуда-то изнутри меня лучилась энергия, заставляя сердце биться сильнее, а тело - в такт ему подчиняться. Я побежала, стремительно спустилась по дороге вниз, уже видя впереди голубую воду озера, что разделяла земли Кайлоу и Реверро.  Обрамлявшие его травы и цветы всевозможных оттенков создавали причудливые узоры,  и этот вид заставил меня с восхищением выдохнуть, внезапно остановившись.  Это место было для меня не новым, однако каждый раз находясь здесь, я восхищалась фантазией Церебро, что смогла создать столь замечательные краски.  В воздухе словно витала магия. Снег растаял, и я чувствовала мочкой носа необычайное тепло, идущее с другого берега.  Граница с Реверро. Мы с наставником обычно черпали здесь энергию озера, после чего возвращались в бескрайние снега Кайлоу. Однако вчера он был немного ленив и безучастен, в чём я не могла его винить. У всех, как и у природы, есть свои пики и волны, спад и расцвет.  Весь день мы валялись на том берегу, поначалу беседуя, а затем, погрузившись в молчание, понятным лишь нам двоим, слушали голоса цветов.
-Здравствуй, Аме, - донесся из-за спины спокойный знакомый голос, - надеюсь, я не заставил тебя ждать слишком долго. Я обернулась и кивнула ему, отвечая на приветствие. Он не требовал ответа на своё предположение и сел рядом, устремив взор янтарных глаз на озеро. За полгода нашего знакомства я успела привыкнуть к его болезненной худобе и висевшей лохмотьями шерсти, только немного прикрывавшей торчащий позвоночник.  Этот волк внушал мне лёгкую дрожь и одновременно спокойствие, притягивая  хладнокровием и умиротворением. Как холодная гора, он возвышался над моим сознанием, казалось способный раздавить его и подчинить в любой момент.
Он повернул голову и посмотрел на меня, прожигая желтизной глаз мою щеку.   Между нами зарождалась незримая ниточка доверия, которую, однако, мы не старались превратить в канат, не переступая черту отношений наставника и ученика. Я молчала, решив не рассказывать ему о своём сне.  И сейчас мне казалось, что он ждал именно этого. Я посмотрела в его глаза, но тут же постаралась избежать его взгляда. Он заметил это и продолжал сверлить меня ими, но молчал.

+2

3

<------Дремучий лес
Лес был уже далеко за спиной, когда Тхаар, наконец , позволил себе остановиться и отдышаться.
Обернувшись, будто ожидая нападения, он так и не понял, что же его так напугало.
Он не боялся смерти, видя, как она нависает над больным, стараюсь цепкими когтями вырвать его душу и забрать с собой. Не боялся вида ужасных ран на телах охотников, оставленных дичью в борьбе за жизнь. Он знал чёткую формулу. Знал, что нужно делать. В его мозгу тут же вырастали цепочки дозировок, последовательность одних и тех же действий в зависимости от случая.  Интересоваться душами было делом шаманов, он же беспокоился о телах, их несовершенных иммунитете и прочности.
Старавшийся всё всегда объяснить  подключая холодную логику , сейчас он не мог объяснить ничего. Он знал о присутствии духов в этом мире, но разве стали бы они пугать в лесу насекомых и птиц, тем самым нарушая круговорот Церебро? Может быть, всё это лишь померещилось ему?
Сетуя на возможность негативного воздействия на его мозг запаха яда, изучаемого на мосту, лис выбросил происшедшее из головы. Поглубже вздохнув, что бы наполнить мозги кислородом, он двинулся в сторону озера. Впереди уже возвышались припорошенные снегом пики хребта. Их вид придавал лису сил, заставляя ускорять шаг – снег уже совсем близко, родная морозная прохлада вот-вот коснётся лап и носа.
Огибая озеро по каменистой насыпи, белый заметил на дороге, ведущей от Кайлоу,  две фигуры, одиноко сидящие наверху. Втянув воздух, он почувствовал запах горцев, отдавая себе отчёт, что он ему очень рад – одна лишь мысль о надоевшей за утро вони арландрийцев подкатывала к горлу тошноту.  Подойдя чуть ближе, Тхаар различил знакомые черты младшего оракула и его ученика, что молча сидели, изучая гладь озера.
Их занятия и поведения были ему лишь отчасти понятны: лис знал что они – проводники душ в пантеон, но методы их, практика, образ мышления были сродни симптомам передозировки дурманов. Вглядываясь в их оцепеневшие фигуры, Тхаар совершенно не догадывался, что же они там видят в этой водной глади, о чём она им рассказывает.
- Доброго утра, оракулы, - доброжелательно сказал лис, вежливо улыбнувшись, - рад видеть.  На территории соседей неспокойно – не сомневаюсь, вы слышали о случившемся.
Тхаару очень хотелось узнать мнение оракулов и о том, что говорят духи по этому поводу, но ему нужно было спешить. Поболтать об этом можно было и позже, если они, конечно, захотят. Сейчас он ожидал лишь ответного приветствия, что бы, не задерживаясь, продолжить путь.

+2

4

Напряженное молчание висело над нами, всё больше придавливая меня к земле. Я чувствовала его взгляд, пронзительный и твёрдый. Нет, это было не любопытство. Он знал, что я скрываю. Видел ли он тот же сон или читал меня, расшифровывая каждую мысль как витиеватую руну на стене пещеры, представляя ее создателя и пытаясь добраться до сути. Каждая секунда его молчания падала гулкой каплей в глубине моей души, наполняя выпуклую полость; её стенки всё расширялись, стараясь раздавить органы и рёбра.  Могла ли я рассказать ему? Какими были бы ночные образы из уст той, что никогда не имела чести общения с призраками? Не более чем плод больной фантазии, размытый и бессмысленный. Нет. Никогда.
Кажется, и сейчас он прочёл что-то в моём облике и вернул взгляд на озеро. Напряжение чуть отступило. Надолго ли?
Краем глаза наблюдая за волком, я заметила, что взгляд его ушел дальше – к лесу. Меж бровей пролегла морщина, тело его напряглось в невидимой судороге.  Проследив линию его взора, я заметила у озера белый силуэт, что стремительно перемещался в нашу сторону. Наставник так же следил за ним, всё более пристально по мере его приближения. Затем ноздри его пришли в движения, и я, последовав его примеру, тоже втянула воздух.  Белый зверь принадлежал к  Горному клану, от него пахло лесом. И страхом. Всё его существо источало ужас, который тем временем стремительно выветривался из его тела. За нашей спиной возвышались родные горы, укутанные снежными покровами, блистающие чистотой, в которых душа белого зверя хотела найти успокоение, стремилась к ним.
Я знала его, хотя никогда не общалась близко. Сын целительницы, о которой в клане слагали легенды. Мне не нравилось участвовать в подобных разговорах, но среди оракулов распространился слух, что она была очень необычным лекарем и, возможно, получала помощь духов, которые и дали ей долголетие. Злые языки причисляли этих помощников к тёмным силам, но я никогда в это не верила. Моё отрицание этого было обосновано прежде всего тем, что ей не удалось спасти меня в детстве, не удалось излечить от хвори. Разве не всемогущ тот, кто получает помощь темного? Разве не высасывает он силы из живого для своего хозяина? Она была спасительницей для многих, чьи души уже глядели на дорогу к Пантеону. Свет, что несла она нельзя причислять к связи со злом и гнилью.
Услышав его слова и кивнув в знак приветствия, я однако ничуть не разобралась в причине его страха, что он принёс с того берега. Разве мог он быть столь напуган из-за смерти арландрийской семьи, что уже не без труда нашла покой в Пантеоне.
Наставник же на приветствие никак не ответил, что было невежественно, и я с лёгким укором посмотрела на него. На морде его была непонятная мне реакция на целителя:  взгляд помутился тревогой, судорожное напряжение сдавило мускулы лица – он так стиснул челюсти, что я отчётливо слышала скрежет его зубов. Пронизывая взглядом белого лиса, он поднялся и обошел его, втягивая носом воздух, а затем резко повернул голову к лесу, потеряв к целителю интерес.
- Аме, я отправляюсь к оракулу, - сказал он чётко, всё так же глядя в сторону леса, - здесь мы с тобой бессильны, нам не одолеть его. 
-Пожалуйста, жди меня здесь, - наконец повернувшись ко мне, и глядя прямо в глаза, сказал он и быстро удалился вверх по дороге.
Это не было приказом – его голос сквозил мольбой. Впервые я почувствовала его заботу о моей безопасности. Была ли это стандартная наставническая ответственность за меня?
Взглянув на лиса, я не заметила никакой опасности. О ком говорил волк? Кого нам не одолеть? И неужели всё настолько ужасно, что нужен Верховный оракул?
Сильное чувство собственной некомпетентности захлестнуло меня с новой силой. Что я могла сейчас, если даже не в силах определить то, что смог младший оракул только взглянув и почувствовав запах. Если даже не в силах разобрать знаки, приходящие мне во сне.
Но что если этот сон действительно знамение? Что если оно является разгадкой необъяснимого ужаса лиса? Что же скрывает лес в своей зелёной глуши?
Задаваясь этими вопросами, я изучала лес, что был совсем близко, но казался мне очень далёким и неизвестным.
- Лекарь, не давай ей идти одной, - донесся до меня откуда-то сверху властный голос волка.
Он видит меня насквозь…
Немного помедлив, как будто ожидая, что бы наставник ушел подальше и уже не смог меня "подслушивать", я тихо спросила у лиса:
- Что ты там видел? Что там в лесу?
Был и ещё один вопрос, который я не могла не задать глядя прямо в глаза лису, что бы тот не пытался избежать ответа:
- Почему ты испугался?

Отредактировано Amedehi (21.02.2016 18:27:50)

+1


Вы здесь » Cerebro » Кайлоу » Предгорья